В начале 2000-х западные любители птиц и орнитологи заметили, что из населенных пунктов стали исчезать воробьи, столь привычные для человека птицы. В качестве причины уменьшения их численности видели сотовые вышки, стрижку газонов и новые способы хранения и утилизации отходов. Медленное, но заметное исчезновение воробья было названо одной из самых больших загадок последнего времени. Редакция ведущей газеты Великобритании, стране, наблюдавшей наиболее резкое сокращение численности населения воробья, даже объявила денежный приз любому, кто мог бы разгадать тайну. Но награда лежит невостребованной. В 2010 году британские и индийские ученые предложили объявить 20 марта Всемирным днем воробья (WORLD SPARROW DAY). И воробей стал символом вида, которому, на первый взгляд, не угрожает уничтожение или исчезновение, но который, несмотря на свое широкое распространение и многочисленность, вполне может оказаться у роковой черты.


В начале человеческой жизни есть время, когда ребенок, познающий пространство, не оценивает последствия своих действий. Он просто делает что-то и не интересуется, как это влияет на него и окружающий мир. Человечество целиком проживало это состояние малолетнего на протяжении многих столетий – вплоть до XX века. Лишь тогда, благодаря обмену информацией, умению экстраполировать, анализировать и быть самокритичными, люди поняли, что некоторые последствия становятся плачевными и слабо обратимыми. Так было с применением ДДТ, распространившемся от опрысканных растений на полях по пищевой цепочке и навредившем миллионам пернатых. История борьбы с воробьями в Китае и вовсе стала притчей во языцех.

В этом году исполнилось 60 лет с призыва Мао Цзедуна к согражданам уничтожать воробьев. Этот вид птиц был объявлен национальным врагом китайцев в большой кампании против вредителей сельского хозяйства. Тогда китайский научно-исследовательский институт зоологии подсчитал, что воробьи за год съедали зерна, которого бы хватило, чтобы прокормить 35 миллионов человек.


Только за три дня в столице и крупнейшем по населению городах Китая было уничтожено 900 000 птиц, а к первой декаде ноября 1958 года по всей стране были истреблены 1 960 000 000 воробьев [Мы намеренно не стали сокращать числительные до вида «тыс» и «млрд», чтобы читатели увидели величину этих цифр – прим.ред.]. В Пекине и приморских провинциях, где воробьев уничтожали особенно усердно, попутно истребляли вообще всех мелких птиц.


Для справки: воробей может пробыть в воздухе не более 15 минут. Китайские крестьяне, привлечённые к кампании школьники и горожане должны были кричать, бить в тазы и барабаны, размахивать шестами и тряпками, стоя на крышах домов — вспугивать воробьёв и не позволять укрыться. Утомленные птицы падали на землю замертво. Напоказ выставлялись фотографии с горами мертвых воробьев высотой в несколько метров.


Осенью 1958 года компартия Китая рапортовала об улучшении урожайности сельхозкультур, подтверждая эффективность развернутых мер. Однако настоящие последствия, реакция экосистемы, не заставили себя ждать. Ровно за год без воробьев, оказавшихся не только потребителями зерна, но и насекомых, численность последних возросла настолько, что урожай следующего сезона был под угрозой, и наступили три горьких года китайского народа. За период с 1959 по 1961 годы в Китае погибли в среднем 15 000 000 человек [в неофициальных источниках указанная цифра больше – 36 000 000 – прим. ред.].


Члены компартии догадались, что причиной голода могло стать исчезновение птиц, и обратились к Советскому Союзу и Канаде. Воробьев доставляли в страну целыми вагонами. И теперь уже начали пировать птицы — нигде в мире не было такой обильной кормовой базы в виде насекомых, буквально покрывавших Китай.


Этот горький опыт одного народа показал, что польза воробья существенно выше наносимого вреда в его отсутствие.




В тексте статьи использованы иллюстрации с сайта WORLD SPARROW DAY и из открытых источников